SOBOR.BY: Что думать о встрече Патриарха с Папой Римским? Мнения священников БПЦ

12 февраля в аэропорту Гаваны состоялась историческая встреча Патриарха Московского и всея Руси Кирилла и Папы Римского Франциска. Событие оказалось неожиданным для всего православного мира и вызвало ряд вопросов: как относиться к произошедшему, чему следует радоваться, а чего, возможно, стоит остерегаться. Sobor.by обратился к священникам Белорусской Православной Церкви с просьбой поделиться своими мыслями о встрече Предстоятеля Русской Православной Церкви с Папой Римским.

Участие в нашем интервью приняли: протоиерей Алексей КЛИМОВ - клирик минского прихода в честь иконы Божьей Матери "Всех скорбящих Радость", иерей Александр ШРАМКО - клирик Свято-Михайловского прихода Минска, протоиерей Сергий ЛЕПИН - председатель Синодального информационного отдела БПЦ, протоиерей Николай Уляхин - настоятель храма в честь Георгия Победоносца в д.Горка (Гродненская область).

Всем священникам мы задали один общий вопрос: какое Ваше личное отношение ко встрече Патриарха с Папой Римским?

"Горит дом и, невзирая на разногласия, мы должны тушить пожар "

Отвечает протоиерей Алексей КЛИМОВ, клирик минского прихода в честь иконы Божьей Матери "Всех скорбящих Радость ":

- Я рад, что такая встреча состоялась. Я доверяю нашему Патриарху. И мне кажется, этого доверия порой не хватает нашим особо ретивым ревнителям, которые везде усматривают какой-то злой умысел, подтекст, заговор и происки различных служб.

Понятно, что за историю нашей Церкви было много трудных ситуаций, и это требует от нас осторожности, осмотрительности и вдумчивости. Но думаю, что Патриарх как предстоятель нашей Церкви, который лично перед Богом отвечает за всю паству, смотрит не на какие-то сиюминутные выгоды, на которые может смотреть простой человек.

Сила нашей Церкви не в действии какого-то одного героя – Церковь имеет мудрость Божию, и она дана всей Церкви соборно.  Поэтому Патриарх как представитель нашей поместной Церкви не будет делать ничего, что идет против Церкви. И, наверняка, если Господь помогает государственным властям, то, тем более заботится и о Патриархе. Поэтому я думаю, что в этом визите нет никакого двойного дна.

Это важное событие, которое показывает, что мы стараемся реагировать на вызовы мира. Мир сейчас быстро изменяется, в нем происходит много страшных событий, на которые важно реагировать, а не сидеть и ждать, что все само разрешится. Поэтому отрадно видеть, что представители Русской Православной Церкви и католической Церкви нашли возможность сотрудничать.

Важно помнить, что Патриарх у нас не самовластен, и он никакие серьезные изменения в жизни Церкви не может принять единолично. Судьбоносные решения принимаются соборно.

Почему такая встреча не состоялась раньше?

- Из-за трагических событий на Украине, которые начались в 90-е годы и вторая волна которых происходит сейчас - это противостояние с участием украинских греко-католиков. Греко-католики находятся под юрисдикцией Папы Римского, поэтому возникло недоумение – почему Папа Римский Иоанн Павел II своей властью не обуздал их? Наш Патриарх, Алексий II, считал, что разгромы, учиненные униатами, происходили с попустительства Папы либо он просто устранился от этого вопроса. Те события противостояния на Украине с униатами и сделали невозможным диалог Патриарха с Папой Римским.

Можно спросить – что изменилось сейчас?

Как стало известно, по результатам состоявшейся встречи, вопрос противостояния христианских Церквей был одним из главных, а не только гонения на христиан представителями других религий. У православных с католиками тысячелетняя общая история, общие святые и общие традиции. Распри, которые возникли позже – это грех, человеческие страсти и амбиции. Вопрос объединения в единую Церковь сейчас не обсуждается. Мы видим наши различия, но горит дом и, не взирая на разногласия, мы должны тушить пожар: идут массовые убийства и изгнания христиан, уничтожаются целые города – нужно вместе бороться с действующим злом. И в этой борьбе мы за одно не только с католиками, но и с мусульманами, и даже с атеистами, которые понимают, что вопросы духовные – это вопросы личного выбора человека, и никто не имеет права совершать насилия в вопросах веры.

Во время встречи был поднят вопрос о недопустимости прозелитизма. Римский Папа и Патриарх встретились на равных, как братья. Ни с одной из сторон не было попыток доминирования. Была отмечена важность мирного общения вместо припоминания давних обид.

Особенно это важно сейчас для белорусов и украинцев, которые живут на границе Восточного и Западного христианства. У нас есть много семей, где и православные есть, и католики. Если в одной семье могут жить в любви и согласии представители разных конфессий, то надо и в обществе жить так же.

"Не должно быть никакой кулуарности, а только открытость и искренность "

Отвечает иерей Александр ШРАМКО, клирик Свято-Михайловского прихода Минска:

- Конечно, надо встречаться, находить общий язык, идти к диалогу. Все это очевидно. Но все же есть вопросы. Во-первых, почему столь эпохальное событие, "встреча тысячелетия", произошла без согласования с Церковью и даже без ее оповещения? Во-вторых, почему она произошла именно сейчас, и куда делись, как нам раньше объясняли, непреодолимые препятствия для ее проведения?

По нашему Уставу Патриарх не является лицом, которое может принимать подобное решение самолично, но только по согласованию с Собором или, по крайней мере, Синодом. В Уставе РПЦ есть даже конкретная ссылка на канон, согласно которому первый епископ не может ничего делать без совета с другими епископами. Если бы все это происходило в другое время, можно было бы сослаться на нехватку времени на организацию и сборы, но ведь Собор, а затем Синод прошли за пару дней до этой встречи, она активно готовилась, но Патриарх не то, что не взял благословение у его архиереев, но даже не поставил никого в известность о предполагаемой "встрече тысячелетия".

Судя по интервью с митрополитом Иларионом, встреча эта тщательно готовилась, но от Церкви на ее проведение не была получена санкция. Это подтвердил и Патриарх, сказав, что о встрече знали только 5 человек. Именно это и вызывает многочисленные вопросы и возмущения, что можно понять. Налицо волюнтаризм и превышение власти Патриархом. Что намного снижает значимость этого события для всей Церкви. Ведь если Папа полномочно представлял католическую Церковь, ибо согласно ее внутреннему каноническому праву он обладает полной и высшей властью, то Патриарх представлял только самого себя, ибо по нашему каноническому праву он только первый среди равных, высшая же власть принадлежит Поместному и Архиерейскому Соборам, и даже повседневное управление Церковью Патриарх осуществляет совместно со Священным Синодом. Поэтому ссылки на то, что встреча держалась в тайне, поскольку у нее много противников, ничего не объясняет и не извиняет, но только отягощает степень нарушения канонов, свидетельствует о намеренном характере этого нарушения.

Конечно, не секрет, что на практике власть Патриарха превышает теоретически предусмотренную уставом, но когда откровенно игнорируются даже формальные процедуры, то это выглядит особенно вызывающе и заставляет думать о новом уровне нарушения принципов соборности.

Теперь второй вопрос. Почему сейчас? Вероятность и возможность подобной встречи обсуждалась и раньше, но если католики всегда были к этому готовы, то со стороны Московского Патриархата в качестве непреодолимого препятствия назывались, например, ситуация с греко-католиками в Западной Украине, которым ставились в вину захваты храмов и прочие недружественные действия, а также католической Церкви ставился в вину так называемый "прозелитизм" на "канонической территории" РПЦ, в основном под этим имелось в виду учреждение католических епархий в России.

Неужели сейчас вдруг все кардинально изменилось и "непреодолимые" препятствия исчезли? Католические епархии в России никуда не делись, а что касается Украины, то ситуация только обострилась: Патриарх совсем недавно на международном уровне даже заявлял, что в украинском конфликте есть "религиозная подоплека" и что там ведется война униатов и раскольников с каноническим православием. Так что вроде бы ничего не изменилось, и, кстати, еще лет десять назад, будучи митрополитом, Патриарх Кирилл сам объяснял, что такая встреча невозможна. И вдруг она произошла.

- Но в этот раз появилась общая угроза – массовое уничтожение христиан…

- Да, такая причина называлась в качестве непосредственного повода для встречи, но ведь христиане то в той, то другой части света преследовались, вплоть до физического уничтожения, и раньше. Да и чем эта встреча так вот сразу облегчила их судьбу, что оправдало бы ее срочность?

Судя из интервью с Патриархом, декларация была составлена и согласована задолго до встречи, а значит предметом разговора она быть не могла, но беседовали они 2 часа. О чем? Это тоже беспокоит людей. Тайны остаются. Это подтвердил и Папа. Во время пресс-конференции на борту самолета журналисты спросили, пригласил ли его Патриарх в Россию. Но Папа уклонился от ответа, сообщив, что разговор был конфиденциальным.

Я лично очень даже за экуменические контакты, но такая методика их ведения меня удивляет. Чтобы такие контакты были плодотворны, нужно согласие всей Церкви. Если вопрос спорный, то надо выслушивать все точки зрения, обсуждать, терпеливо объяснять, аргументировать и настраивать. А если речь идет об эпохальных шагах, то тем более не должно быть никакой кулуарности, а только открытость и искренность. Лучше не "гнать лошадей", а дождаться когда "дозреет" вся Церковь или, напротив, все же не примет, только тогда это будет иметь смысл и даст плоды.

Но иногда такое впечатление, что у нас две разные церкви. "Внизу" годами велась довольно жесткая антикатолическая пропаганда, вплоть до того, что католичество объявлялось врагом православия, но в это же время "наверху" постоянно осуществлялись контакты между представителями Церквей, проводились экуменические конференции, а в нашей стране, например, ежегодно в разных городах, и в Минске в том числе, в конце января проходит молитва в кафедральных католических костелах о единстве христиан с участием православных священников и представителей других конфессий, но кто помимо самих участников об этом знает? Об этом полное молчание в наших церковных СМИ. То есть как бы знать это "простым людям" не надо. Для обычных людей одна правда, а для иерархии и богословов – другая. Это настоящий разрыв Церкви.

Что посоветовать обычным православным верующим, которые узнают о подобных событиях и не знают, что о них думать и кому верить? Разве по Евангелию мы не должны во всем подчиняться руководству, над нами поставленному?

- Слушаться во всем руководство – это стандартный у нас ответ, но такого на самом деле нет в Евангелии и никогда в Церкви не было. Иначе вряд ли бы были побеждены ереси, носителями которых часто были высшие иерархи. По этому поводу часто приводят пример св. Максима Исповедника: когда все патриархи были в ереси, только он один, обычный монах, ее обличал.

Потом сам же Патриарх не слушается своего начальника – Архиерейского Собора, высшего органа церковной власти, у которого он не только не взял благословения на встречу с Папой Римским, но даже о ней не сообщил.

Я бы посоветовал помнить, что хранителем веры, по нашим православным представлениям, является не патриарх, не епископы, не священники, а весь народ Божий. Даже то, что решают Соборы, не принимается безоговорочно, но подлежит дальнейшей рецепции, то есть принятию и согласию с этим всего народа. Поэтому и были соборы, которые вошли в историю как "разбойничьи", потому что их решения народ не принял.

Мы все ответственны за нашу веру, которую нужно искать не в структурных единицах или в доверии к кому-либо, а в следовании Христу на каждом шагу жизни. Это, конечно, сложнее, чем просто кого-то слушать. Нужно обращаться к Священному Писанию и Преданию, книгам, святоотеческим и просто мудрых учителей, к истории и богословию Церкви. Самому думать, в чем слушать пастырей. В Евангелии о тогдашних священнослужителях и учителях Закона сказано – что они вам говорят, слушайте, но по делам их не поступайте. Нужно стараться думать самому и не придавать большого значения шагам верхов. Не нужно мучить себя вопросами – правильно или нет поступает Патриарх, но помнить, что все мы живем в мире греха и все ему подвержены, и не сильно уповать на "сынов человеческих". Нужно найти свой уровень общения с Богом, с помощью Церкви, книг, друзей. Читать Евангелие и молиться. Все это вместе поможет сохранить веру.

У нас в Церкви вообще много инфантилизма, мы даже говорим "батюшка", "свечечка", "святая водичка "… И все время ждем, что "родители" нам укажут, куда идти и что делать. Очень легко и приятно прикинуться маленьким ребенком. Но нужно повзрослеть, включить и свою совесть, и свое сердце, и свой ум. То есть подняться на уровень собственной ответственности за то, что происходит в Церкви.

А как же смирение…

- Смирение - это не соглашательство со всем, что велит начальство. Смирение часто используют в качестве манипуляции. Смиряться нужно имеющим власть и возможности, а у нас все норовят смирить и так униженных… Чтоб слушались и не рассуждали. Имеющим власть это удобно, но это не имеет никакого отношение к правде Божией. Блаженны алчущие и жаждущие правды… Истинное смирение это сугубо внутреннее делание. В духовной жизни мы всегда балансируем между двумя крайностями. Например, между безволием и своеволием. Чтобы удержать себя от своеволия и нужно смирение – своего рода внутренний вестибулярный аппарат.

"Худой мир лучше доброй войны"

Отвечает протоиерей Сергий ЛЕПИН, председатель Синодального информационного отдела БПЦ:

- Я рад, что эта встреча произошла – как известно, встреча двух предстоятелей обсуждалась на протяжении лет двадцати, но все время что-то мешало. Мы сейчас живем в очень тревожное время: международная ситуация накалена до предела, и кажется, что вот-вот - и произойдет что-то ужасное. При таких условиях считаю крайне важным, что Патриарх и Папа сделали шаг на встречу друг другу и пожали руки – это важный пример для всех: несмотря на доктринальные отличия, как в данном случае, или на противоречие в политических, экономических и прочих интересах во всех остальных случаях, мы должны найти в себе волю к миру и добрососедству.

Апостол говорит нам "Если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми" (Рим.12:18). Заметьте, что слово "со всеми" не имеет исключений! Речь идет не только о единоверцах и единомышленниках, не только о благочестивых и праведных – речь о всех: конфликты не должны возникать с "нашей стороны".

Более того, заповедь о любви к ближнему тоже не имеет ограничений: она распространяется не только на единоверцев – вспомним притчу о Милосердном самарянине. Любовь к ближнему, среди прочего, заключается не только в некой "отдаче" в пользу другого человека, но и в готовности "принять" любовь наших ближних по отношению к нам. Я считаю, что игнорировать знаки дружбы, кусать протянутую руку… как-то это было бы уж очень некрасиво. Уверенность в своей правоте – это повод для смирения, а не гордыни. Скоро пост, и мы опять будем говорить о Торжестве Православия. Так вот чем убедительнее победа, тем больше мы можем позволить себе снисхождения. Подколодная злобливость, мелочность, злопамятство – все это утешение побежденных.

Если огород не засаживать не полоть, то в нем, увы, вырастают сами только сорняки, а не полезные культуры. Если не следить за отношениями, то совершенно очевидно, что рано или поздно все закончится противоречиями и враждой – это верно как на уровне семьи или трудовых коллективов, так и на уровне макрополитики. Встречаться, поддерживать связи нужно в том числе и для того, чтобы отстаивать свои интересы. В любом случае, стоит помнить о том, что худой мир, лучше доброй войны. Я служу в поселке, в котором 50 процентов – католики. В кубинской встрече мы видим призыв к мирному добрососедству и совместному свидетельству о любви Бога перед лицом тех угроз, с которыми сегодня приходится сталкиваться евангельскому мировоззрению.

И давайте не забывать о главной цели встречи двух глав: обеспокоенность ситуацией на Ближнем Востоке. Дай Бог, чтобы кто-то прислушался к их воззваниям и реально подумал не о не нефти, рынке, геостратегических интересах, а о людях, разговоры о страданиях которых часто являлись просто ширмой для прикрытия иных интересов. Просто людях, которых уничтожают, пытают, насилуют, унижают.

Когда при большевиках осуществлялись гонения на Церковь, то весь мир объединялся в молитвах за гонимых. Сегодня наша очередь поддержать своими молитвами тем или иным образом гонимых – и не только на Ближнем Востоке, но и не на таком уж далеком Западе.

Быть православным – значит не только право верить в Бога. Это еще и предполагает веру в Его Церковь. Последнее, среди прочего, опять же, подразумевает послушание Церкви и ее Чиноначалию. В некоторой части нашего общества с этим большие проблемы. У нас Патриарх – один, но тех, кто знает, что он должен делать, а что не должен, слишком много. Они не знают, что нужно делать им, но что должна делать вся Церковь, им известно, как они думают, лучше, чем кому-нибудь. Что тут скажешь? Каждый должен быть обеспокоенным сферой своей компетенции и молиться за Чиноначалие, за Церковь.

"Нужно молиться за объединение христиан "

Протоиерей Николай Уляхин, настоятель храма в честь Георгия Победоносца в д.Горка (Гродненская область).

- Встреча уже произошла. Это уже история. Бесполезно Патриарха хвалить либо осуждать.

Христианам нужно объединяться. Одну тысячу лет и 54 года мы были вместе - вместе на Восток молились и хоронили вместе на Восток. Бог-то у нас один. Это от гордыни мы все разъединяемся. У нас раздоры даже в нашей Церкви, потому что мы, православные, гордые и непослушные. Ко мне в храм католики ходят молиться - им далеко до костела, что мне их прогонять?

Людям нужно не переживать за встречу Патриарха с Папой, а молиться за мир, за христиан во всем мире. До объединения христиан еще очень долго, может быть, несколько веков. Тысяча лет разногласий проложили в отношениях между нами большую трещину. Но объединение может быть. Невозможно в это не верить. Мнения ученых и профессоров - все это пыль. Господь прост и милосерден. Он нас любит.

 

Источник:  sobor.by

Страны: 
Конфессии: 
Рубрыка: