Ничего святого, или Игра на понижение

Реакция на очередные хамские выпады Лукашенко, как по отношению к высшим иерархам, так и по отношению к евреям, была различной. Но все же достаточно вялой. Не прошло и недели, как все уже подзабылось. Видимо, сработал принцип: украл 100 рублей – воровство, украл миллион – бизнес. Главный человек в белорусском государстве в ходе одного выступления наговорил столько, что любому представителю власти из цивилизованного мира не на одну отставку хватило бы, да еще и с объяснениями и  извинениями. Но белорусский руководитель давно набрал тот самый «миллион» безобразий, за которым его выпады воспринимаются уже не как скандал, а как некий простительный и даже забавный юмор.

Некоторые так и говорят: не надо, мол, придавать большого значения, «батька» выдал очередную хохму, и что с того? Похохотали, и ладно…

Но так ли все безобидно? Напомним - это хоть и комичный, но глава государства. Да и такой уж комичный, если «хохмы» порой сопровождаются  тюрьмами, а для кого-то и кровью?

Конечно, вряд ли стоит видеть за каждым выпадом действительно малоадекватного руководителя  какой-то обдуманный план. Как видит это, например, Андрей Кураев. «Лукашенко уже давно не директор колхоза, - пишет он, - а опытнейший политик», и раз «говорит о том, что он знает про тайную семейную жизнь высоких церковных чинов - значит, он кому-то шлет вполне определенный и тревожащий месседж, то и черную метку». А раз камера показывает хохочащего нунция, делает он вывод, то это определенно православный митрополит. В общем, целый заговор раскрыл. Не без папских иезуитских козней.

На самом  же деле, скорее всего, здесь просто вскрылась некая обида в связи с назначением того же митрополита. И обида не на самого митрополита, а на патриарха, который его назначил (стоит обратить внимание на упоминание «вашего святейшества»).  Есть версия, что Лукашенко продвигал на эту должность своего любимца протоиерея Федора Повного, кандидатуру которого не поддержали в Патриархии, и вовсе не потому, что он женатый - это вопрос решаемый, - а потому, что надежнее человек свой, из России. Но не говорить же такое  Лукашенко, вот и сослались,  на женатость, на детей…

Есть и другой психологический момент, связанный с деторождением. Как известно, Лукашенко, формально сохраняя брак, с самого начала своего президентства не живет со своей женой, зато приобрел себе маленького сына от любовницы, которого даже провозгласил своим преемником. И хотя для большинства населения Беларуси, не особенно отягощенного христианской моралью, это не стало каким-то значимым скандалом, не так он глуп, чтобы не осозновать несоответствие своего поступка этой самой морали. При этом главные по этому «ведомству» вот они, рядом, и хотя  заверяют в своей лояльности, еще и смеют поучать. Пусть не прямо по поводу его «подвигов», пусть абстрактно, но с таким видом, будто они имеют какое-то высшее право. На каком основании? Что они от Бога? Тогда покажем, что они не только не от Бога («косячат на стороне»), но и ниже его даже по чисто человеческим меркам («нет детей - не люди»).

И вот здесь уже видится нечто гораздо большее, чем просто выплеснувшееся раздражение или обида. Люди такого рода сильны не столько умом, сколько животным чутьем и интуицией,  ум их хотя порой и работает вне логики, но не бесцельно и, к тому же, быстрее ее. И этим они и обыгрывают своих более «умных» противников.

В данном случае тоже есть, может и не до конца осознаваемая самим заявителем, но все же далеко идущая цель.

Наверное, не все уже помнят другое заявление - что белорусу, мол,  ничего не нужно, только чтоб была «чарка да шкварка».  И это тоже можно было посчитать шуткой, да на самом деле в шутках этого человека есть только доля шутки, и нешуточная часть, как показывает опыт, оказывается намного значимей, чем шуточная. «Чарка да шкварка», а что сверх того, то только для нужд идеологического фундамента режима.  Именно к этому сводятся все высокопарные разговоры о «духовности», и только для этого она и нужна.   Все прочее признано никчемным, не то, чтоб совсем ненужным,  но необязательным довеском.

Нужно только то, что нужно «потребителю». Пресловутое «потребительское общество» в самом худшем смысле этого слова. Власть низменных инстинктов, охлократия в специфическом виде – не «власть толпы», а власть самодержца, воплощающего эту толпу, вобравшего в себя и олицетворяющего собой их интересы.  Это даже не популизм в смысле потакания толпе, а просто органичная связь, «свой парень» у власти. И он здесь главный, он здесь высший законодатель, и всякие там представители более «высшего Суда» должны знать свое место. Нет ничего более святого, чем воля и пример верховного. Почему же толпе такому горячо не аплодировать? А тот, кто благодушно вместе с толпой заливается от смеха над «шутками батьки», подыгрывает этой игре на понижение. Не нужно быть апостольским нунцием, чтобы понять: реагировать представителю Церкви на такое хамство нужно не подбодряющим хохотом, а немедленно и демонстративно покинуть сборище, ржущее вовсе не над иерархами, а над Церковью как таковой, над ее установлениями и над всей христианской моралью.

И несколько слов  для тех из христиан, кто считает, что Лукашенко «прав в принципе», что в его словах «есть рациональное зерно», потому что, дескать, и внутри самой Церкви многие  ставят вопрос об целесообразности  обета безбрачия. Есть разница: ставить вопрос и высмеивать «дремучесть».  Такие вопросы ставятся не в виде шутки, а с серьезным обоснованием и необходимым тактом, тем более со стороны публичного деятеля или представителя государства. И, конечно, необходимо знать ситуацию изнутри, то есть быть действительным  членом  Церкви, а не по формальному факту крещения или торжественного выставления свечи два раза в год, пусть даже и самим митрополитом.

Представьте такую ситуацию, что приходит представитель государства в монастырь и говорит нечто такое: какие вы все здесь красивые и молодые, что вы тут делаете? бросайте все и давайте размножаться! Вы думаете, это гипотетическая ситуация? Нет, подобное  уже было при посещении уполномоченным по делам религии и национальностей Л. Гуляко Свято-Елизаветинского монастыря в Новинках.  Конечно, тоже посчитали шуткой. Все смеемся… Только над кем смеемся? Над собой же смеемся. Забываем, что смеется тот, кто смеется последним.

Петро Сиволап

Рубрыка: